Ювелирная мастерская в художественной литературе

Ювелирная мастерская в художественной литературе

Я всегда очень много читала и тема украшений и мастерских ювелиров описываемых талантливыми писателями всегда «цепляла» и включала воображение и желание побывать в этих мастерских воочию. Одно их таких произведений «Волкодав» Марии Семеновой. Точнее это 5 книг в которых красной линией идет тема самоцветов…

Отрывком из 2-й книги «Волкодав. Право на поединок» я хочу начать серию публикаций  — выдержек из художественных произведений разных авторов на тему ювелирного искусства.

«Волкодав. Право на поединок»  Глава  «Жена ювелира». Мария Семенова.

«…В «самоцветной шкатулке» мастера УЛОЙХО Волкодав до сих пор не бывал. Только знал, что имелась в каменном доме особая, любимая комната. Видел запертую дверь, когда в самый первый день осматривал все входы и выходы. Еще ему было известно – горбун в свое время немало трудился над внутренностью чертога. И вроде бы действительно создал нечто вроде драгоценной шкатулки, достойной вмещать чудеса его ремесла… Чудеса эти Волкодава интересовали меньше всего.

Слуга отворил госпоже двери, и венн шагнул в заповедный чертог.

…Так бывает с неопытными воинами, когда они рвутся вперед, стремглав вылетают из-за угла… и получают по– лбу хорошо если обухом, не острием… В комнате не было окон. Ее освещали две масляные лампы, искусно упрятанные в неровностях камня. Виона привычно зажгла их, и Волкодав воочию увидел факелы, дымно коптящие в полутьме подземелий… Юркий Мыш сорвался с плеча, метнув по стене крылатую тень… Впереди зазвенел по камню металл. Пещерное эхо донесло ругань, удары бичей и надсадный хрип десятков людей…

– Тебе нравится, Волкодав? – спросила Виона.

Ее голос порвал паутину, и морок распался черными клочьями, медленно отползая обратно в потемки души. Венн увидел – пещера была не настоящая. Мастер УЛОЙХО сотворил ее из обломков самородного камня, ловко подогнав их один к другому и пустив виться по стенам и потолку разноцветное переплетение рудных жил. Отличие от виденного на каторге состояло лишь в том, что дорогие камни покоились в гнездах породы не грязными бесформенными желваками, – заботливая рука отполировала и огранила их, научив таинственно мерцать на свету. Старому рудокопу, каким считал себя венн, это резало глаз. Он подумал и сказал себе, что продавцы камней и заказчики, приходившие к мастеру УЛОЙХО, вряд ли бывали когда-нибудь под землей.

Он подумал о том, что супруг госпожи, обустраивая рукотворный занорыш, должно быть, все вызнал о подземной жизни камней. Во всяком случае, каждый самоцвет сидел именно в той породе, какая ему соответствовала. Наверное, горбун расспрашивал многих. Но не только. Скорее всего, еще и книжки читал…

У него не было никакого желания что-то ей объяснять, и он снова отвернулся к стене. У пещеры ювелира было еще одно отличие от всамделишних подземелий. Чистота. Бережно подобранный пестрый камень был умытым и гладким. В Самоцветных горах даже самые красивые слои трудно было различить за пылью и грязью. Никто не протирал мокрой тряпочкой красные, зеленые, фиолетовые изломы, не останавливался восхищенно полюбоваться…

Отделка комнаты не была завершена. В углу лежало несколько приготовленных, но не установленных камней и при них – ящичек с опрятно убранным инструментом. Там же виднелась лесенка, поначалу воспринятая Волкодавом как необходимая рудничная принадлежность. И длинный кусок окаменевшего древесного ствола с корой и ветвями, еще не нашедший в этой странной комнате своего, только ему присущего места…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here