Гарри Поттер и Дары смерти

Гарри Поттер и Дары смерти

Нет, я не собираюсь писать о предстоящем выходе в прокат первой части одноименного фильма, хотя жду его с нетерпением. Я хочу написать о крестражах часть из которых как вы помните была ювелирными украшениями. А именно: Кольцо, Диадема и Медальон. Всего крестражей — частиц души Волан-де-Морта было 7: 1. Дневник Тома Реддла 2. Кольцо Марволо 3. Медальон Слизерина 4. Чаша Пуфендуев 5. Змея Нагайна 6. Диадема Когтевран 7. Гарри Поттер.  Для тех кто уже подзабыл или вовсе не читал  предыдущие книги Гарри Поттер:  Гарри Поттер и Философский Камень, Гарри Поттер и Тайная Комната, Гарри Поттер и Узник Азкабана, Гарри Поттер и Кубок Огня, Гарри Поттер и Орден Феникса, Гарри Поттер и Принц Полукровка, рекомендую скачать Гарри Поттер и  освежить их в памяти, а заодно и прочитать Гарри Поттер и Дары смерти, чтобы быть готовым ко второй части фильма.

Я хочу собрать тут воедино все описания этих украшений, их назначение и,  так сказать, смерть. Интересно как ювелирные украшения влияют на судьбы людей и проводят некие качества (а то и кусочки души ) сохраняя их во времени.

1) Золотое кольцо с черным камнем — перстень Марволо.
Джоан Роулинг «Гарри Поттер и принц-полукровка» Глава 10. Семейство Мраксов.

На мгновение Гарри почудилось, что Мракс делает неприличный жест, но потом он разглядел, что старик сует Огдену под нос безобразное кольцо с черным камнем, надетое у него на среднем пальце.

— Видели это? Видели? Знаете, что это такое? Знаете откуда? Несколько столетий хранилось в нашей семье, вот из какой древности мы ведем свой род, и все это время храним чистоту крови! На камне вырезан герб Певереллов! Знаете, сколько мне предлагали за эту вещицу?

— Понятия не имею, — ответил Огден, поморщившись, когда кольцо промелькнуло у него перед самыми глазами. — Все это к делу не относится, мистер Мракс. Ваш сын нарушил…

Глава 23. Крестражи.

Уничтожили? — воскликнул Гарри.

— Да, уничтожил, — ответил Дамблдор, поднимая почерневшую, словно обугленную руку.

— Кольцо Гарри. Кольцо Марволо. Оно было ограждено ужасным заклятием. Если бы не мое, прости за нескромность, профессиональное мастерство и не своевременные меры, принятые профессором Снеггом, когда я возвратился сюда, жутко израненный, я, может быть, и не рассказывал бы тебе сейчас все это. Но обугленная рука не кажется мне слишком высокой ценой за одну седьмую души Волан-де-Морта. Кольцо больше не крестраж.

— Но где вы его отыскали?

— Как тебе известно, я уже долгие годы трачу не мало сил на то, чтобы по возможности больше узнать о прежней жизни Волан-де-Морта. Я много странствовал, посещал места, в которых он когда-то бывал. В развалинах дома Мраксов я и наткнулся на это кольцо. По-видимому, Волан-де-Морт, сумев запечатать в него часть своей души, носить его больше не пожелал. Он защитил его множеством могучих заклятий и спрятал в лачуге, где некогда жили его предки (хоть Морфин и переселился под конец жизни в Азкабан), не подумав, однако, о том, что рано или поздно я могу навестить ее руины, или о том, что я буду держать ухо востро, отыскивая признаки магического тайника.

2) Медальон Слизерина
Джоан Роулинг «Гарри Поттер и принц-полукровка» Глава 10. Семейство Мраксов.

Мракс взвыл от ярости, бросился к дочери и схватил ее за горло. Гарри подумал было, что он хочет ее задушить, но старик потащил девушку к Огдену, держа за золотую цепочку, висевшую у нее на шее.

— Видели вот это? — заревел он, размахивая тяжелым золотым медальоном, в то время как Меропа задыхалась, ловя ртом воздух.

— Вижу, вижу! — поспешно ответил Огден.

— Эта вещь принадлежала Слизерину! — выкрикнул Мракс. — Салазару Слизерину! Мы — его единственные потомки из ныне живущих, что вы на это скажете, а?

Глава 28. Бегство принца-полукровки.

Медальон, который им удалось похитить так много часов назад, выпал из кармана Дамблдора. По-видимому, от удара о землю он раскрылся. И хотя потрясение, ужас и печаль, охватившие Гарри, уже не могли стать сильнее, он, едва подняв медальон с земли, подумал: что-то не так…

Он повертел медальон в руках. Медальон был совсем не таким большим, как тот, который Гарри видел в Омуте памяти, поверхность его была гладкой, знак Слизерина, змеевидная «S», на нем отсутствовал. Более того, он не содержал в себе ничего, кро­ме сложенного клочка пергамента, плотно втиснутого туда, где полагалось находиться портрету.

Джоан Роулинг «Гарри Поттер и дары смерти» Глава 10. Рассказ Кикимера

— Хо-хозяин Регулус достал из кармана медальон такой же, как у Темного Лорда, — сказал Кикимер, слезы уже текли по обеим сторонам его рыльца. — И он велел Кикимеру взять его и, когда чаша опустеет, поменять медальоны…

Глава 19. Вор.

Медальон был размером с куриное яйцо, витиеватое, выложенное зелеными камушками «S” тускло посверкивало в рассеянном свете, пробивавшемся сквозь брезентовую крышу палатки.

Глава 19. Серебряная лань.

-— Я его открою, — объяснил Гарри, — а ты шарахнешь мечом. Сразу, понял? Потому что эта дрянь будет отбиваться. Тот кусочек Реддла, что жил в дневнике, меня чуть не прикончил.

— А как ты его откроешь? — испуганно спросил Рон.

— Попрошу на змеином языке, — сказал Гарри.

Ответ пришел как будто сам собой, словно Гарри давно уже его знал в глубине души и только теперь понял, — может быть, помогла встреча с Нагайной. Он посмотрел на изогнутую букву «S», выложенную из сверкающих зеленых камушков; нетрудно было себе представить, что это крошечная змейка свернулась на холодном камне. Последнее слово прозвучало рычащим шипением и золотые створки, щелкнув, раскрылись. За стеклышками, вправленными в створки, блестели живые глаза — два красивых темных глаза, какие были, наверно у Тома Реддла до того, как они стали красными, с вертикальным зрачком. Сверкнул меч, Гарри шарахнулся в сторону, послышал­ся звон металла, потом протяжный вопль. Гарри стреми­тельно обернулся, поскальзываясь на снегу и держа наготове волшебную палочку, но сражаться было не с кем. Их с Гермионой чудовищные копии исчезли без сле­да. Рон стоял с мечом в опущенной руке, а перед ним на камне лежали обломки разбитого медальона.

3) Диадема Кандиды Когтевран.

Глава 31. Битва за Хогвартс.
— Дело не… не в том… — пробормотало привидение. — Диадема моей матери…

— Вашей матери?

Серая Дама, похоже, сердилась на себя за откровен­ность.

— При жизни, — сказала она холодно, — я была Еле­ной Когтевран.

— Вы ее дочь? Тогда вы должны знать, что случилось с диадемой!

— Диадема придает ума, — ответило привидение, явно пытаясь набраться храбрости. — Не думаю, чтобы она была вам очень полезна в борьбе с волшебником, ко­торый называет себя Властелином…

— Я же сказал вам: я не собираюсь ее носить! — горячо заговорил Гарри. — Сейчас нет времени для объяснений, но если вам дорог Хогвартс, если вы хотите увидеть, как покончат с Волан-де-Мортом, вы должны сказать мне все, что знаете об этой диадеме!

Серая Дама замерла в воздухе, глядя на него, и на Гар­ри нахлынуло чувство безнадежности. Если бы она что-то знала, то, уж конечно, рассказала бы об этом Флитвику или Дамблдору, которые, надо думать, задавали ей этот вопрос. Он покачал головой и уже готов был уйти, как вдруг она тихо сказала:

— Я украла диадему у матери.

— Вы… что вы сделали?

— Я украла диадему, — шепотом повторила Елена Когтевран. — Я хотела стать умнее матери, значитель­нее, чем она. Я сбежала с диадемой.

Гарри не знал и не спрашивал, чем заслужил ее дове­рие. Он просто слушал, а она продолжала:

— Говорят, моя мать отказывалась признать, что диа­дема исчезла, и уверяла всех, что она по-прежнему у нее. Она скрыла свою потерю и мое страшное предательство даже от остальных основателей Хогвартса. А потом моя мать заболела… смертельно заболела. Хотя я ее предала, она очень хотела еще раз увидеться со мной. Она послала на поиски человека, который долго был в меня влюблен, хотя я отвергала его ухаживания. Мать знала, что он не успокоится, пока не выполнит поручение.

Гарри ждал. Серая Дама глубоко вздохнула и откину­ла голову.

— Он выследил меня в лесу, где я скрывалась. Когда я отказалась вернуться с ним, он пришел в ярость. У Баро­на всегда был бешеный темперамент. В ярости от моего отказа, ревнуя к моей свободе, он ударил меня кинжалом.

— Барон? Тот самый?..

— Да, Кровавый Барон, — сказала Серая Дама и слегка раздвинула мантию, показав темную рану на своей бе­лой груди. — Когда он увидел, что натворил, его обуяло раскаяние. Он схватил оружие, лишившее меня жизни, и нанес себе смертельный удар. И сейчас, столько веков спустя, он носит на себе цепи в знак покаяния… И поде­лом, — добавила она горько.

— А… а диадема?

— Она осталась там, где я ее спрятала, заслышав при­ближение Барона. В дупле старого дерева.

— В дупле старого дерева? — переспросил Гарри. — Какого дерева? Где это было?

— В лесах Албании. В безлюдном месте, где, как я на­деялась, мать меня не найдет.

— В Албании, — повторил Гарри.

За путаницей стал чудесным образом проглядывать смысл. Теперь Гарри понимал, почему она рассказала ему то, что не захотела открыть Дамблдору и Флитвику.

— Вы уже однажды рассказывали эту историю, прав­да? Другому школьнику?

Дойдя до конца коридора, он вспомнил еще одно ка­менное изваяние: уродливого колдуна, которому сам Гарри нахлобучил на голову парик и старую помятую корону. У Гарри вдруг зашумело в ушах, как от огненного виски, и он чуть не споткнулся.

Теперь он знал, где дожидается его последний крестраж…

Он снял диадему с запястья и поднес к глазам. Она была все еще горячая, почерневшая от копоти, но, вгля­девшись, Гарри разобрал выгравированные по ободку мелкие буквы: ума палата дороже злата..

Из диадемы сочилась жидкость, похожая на кровь, темная и липкая. И вдруг Гарри почувствовал, как ме­таллический ободок задрожал в его руках и распался на куски. В ту же минуту до него донесся отдаленный, еле слышный крик боли, раздававшийся не с территории за­мка, а из предмета, который он держал в руках.

— Видимо, это было адское пламя, — сказала Гермиона, глядя на осколки диадемы.

— Что?

— Адское пламя — заклятый огонь, одно из тех ве­ществ, которые уничтожают крестражи.

Фу! Ну вот кажется и все.  Вот такие украшения в книге про Гарри, а вот в фильме они почти не видны и как-то проскакивают серой мышкой. Видимо не было спонсоров ювелиров 🙂

Кадр из фильма «Гарри Поттер и дары смерти» — премьера в середине ноября.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code